Анимация в кризисе, или какой путь порочнее

В последнее время в кругу аниматоров очень часто возникают споры на тему, как должна финансироваться анимация, и что лучше — государственная поддержка или чисто коммерческий путь?

Особенно остро этот вопрос встал сейчас, во время кризиса, который так «удачно» совпал с годичной паузой госфинансирования анимации в нашей стране.

Вот что я думаю по этому поводу. Что и говорить, пришлось задуматься, поскольку в связи с моим вопросом Владимиру Путину, на меня обрушилась целая куча мнений по этому поводу.

Заранее скажу, что, по-моему, идеальное решение — это когда оба варианта успешно и эффективно работают и взаимодействуют. Это доказывает опыт самых успешных анимационных стран, особенно показательна в этом отношении Франция. Там наряду с выходящими с завидной регулярностью успешными коммерческими проектами («Охотники на драконов», например), живут и процветают при поддержке государства авторская анимация и анимационные школы, едва ли не сильнейшие в мире.

И невооруженным глазом видно, как французские аниматоры «плавно перетекают» из авторской анимации в коммерческую и обратно. И такое взаимодействие очень обогащает оба жанра: в коммерческих проектах чувствуется оригинальность и свежий взгляд авторского кино, а авторское кино там научились правильно продюсировать и успешно продавать. Причем, в этом процессе активно участвует государство и умудряется получать прибыль.

В одном случае эта прибыль чисто материальная, если проект, профинансированный государством, оказался успешным, но главный интерес и прибыль государства, конечно, в другом — в создании своего уникального культурного пространства, и как следствие — в воспитании адекватных и толерантных граждан своей страны, которые гордятся своей культурой и страной.

И это правильно, потому что даже в нашем суровом насквозь материальном мире страна с такими гражданами наиболее успешна и экономически эффективна.

Но вернемся к нашим реалиям. Хочется вспомнить тезис Александра Михайловича Татарского о том, что анимация как искусство существует только в богатых странах, поскольку это очень дорогое удовольствие. В этом смысле состояние анимации в нашей стране является «лакмусовой бумажкой» общего положения дел. И касается это обоих сегментов: и авторского, и коммерческого. Но, тем не менее, у нас до сих пор не утихают споры «какой же путь порочнее»?! Это, по-моему, происходит от того, что в обоих случаях у нас пока не очень получается.

В случае коммерческих проектов пока, увы, в большинстве случаев удручает их качество и попросту запредельно низкий профессиональный уровень. И создатели зачастую оправдываются именно тем, что «мы тут деньги зарабатываем, а не высоким искусством занимаемся». Но в итоге именно из-за этого низкого уровня денег тоже не получается заработать, зрителя же не обманешь, он, извините, «Рататуя» видел.

С авторским кино еще сложнее, оно у нас в подавляющем большинстве случаев создавалось на государственные деньги. И тут полный разнобой. Авторы «выдают на гора» очень много разных фильмов: есть и откровенно слабые, и их немало, есть и шедевры, но ни те ни другие зритель увидеть практически не может. Поскольку до последнего времени деньги-то пусть и очень скромные выделялись, а вот последующий прокат никак не предусмотрен, государство почему-то не лоббирует на телеканалах фильмы, на которые оно потратило деньги налогоплательщиков.

В отличие от той же Франции, где государство внимательно следит, чтобы фильмы, созданные при его поддержке, обязательно нашли своего зрителя. Достаточно сказать, что там существует несколько телеканалов, транслирующих авторскую анимацию, и они пользуются популярностью.

Что же все так беспросветно? Думаю, все же, что нет...

Есть очень обнадеживающие примеры. Вот неоднократно и обласканные и обруганные «Смешарики». Мне недавно посчастливилось побывать там с экскурсией. Увиденное очень обнадеживает, производство построено по всем бизнес-правилам, это настоящий завод по производству мультфильмов. И главное, что не только мультфильмов, но и компьютерных игр, книжек, учебных пособий и игрушек. В итоге студия живет и процветает, и что уж совершенно для многих из нас немыслимо, приносит немалую прибыль. И в результате уже даже может себе позволить попутное финансирование и производство авторского некоммерческого проекта одного из своих режиссеров, чисто в имиджевых целях.

Кстати необходимо отметить, что государство, особенно на первых порах, принимало участие в финансировании «Смешариков», и не прогадало, и проект получился и коммерчески успешным, и воспитательным, и, я не побоюсь этого слова, патриотичным. Казалось бы, вот он, путь развития и спасения всей российской анимации! Да что там «казалось бы», по моему мнению – это, действительно, он! Иначе анимации как индустрии не выжить, так оно во всем мире устроено. И я сам первый со своим пластилиновым отделом готов бежать по этому пути. Но....

Опять эти но, никак без них, увы...

Первое «но»: таких продюсеров и, соответственно, студий у нас в стране раз-два и обчелся. В большинстве своем, продюсеры занимаются чем-то другим, тяжело у нас пока с «мерчендайзингом» и «бизнес-моделями».

И второе, самое главное. Сериал — он, как ни крути, и есть сериал, «завод» — он и есть «завод». И никуда от этого не денешься. Трудно представить, чтобы, к примеру, Иван Максимов, Михаил Алдашин, Алексей Демин, Мария Муат, Александр Петров или, не дай бог, Юрий Норштейн — то есть, люди, являющиеся лицом и славой нынешней российской анимации, взялись бы прямо сейчас «клепать» сериалы, причем по три серии в месяц (иначе невыгодно). Или снимать кассовые тридэшные полные метры.

Не знаю, но мне, например, до слез обидно, что в силу материальных причин, такой, не побоюсь этого слова, гениальный режиссер, как Олег Ужинов сейчас вынужден работать на одном из сериалов, а значит все это время, пока он там работает, он не снимет ни новой «Жихарки», ни «Ефстифейки-волка». Оппоненты скажут, что все равно господдержка — это порочный путь, что она растлевает авторов, и пусть тогда они лучше снимают рекламу, а на вырученные деньги в свободное время создают свои короткометражные неформатные «нетленки». Так, мол, во всем мире происходит.

Отвечу, многие так и поступают. Но есть маленький нюанс: у нас в стране на доходы от рекламы и подобной деятельности возможно, разве что, прокормиться, а вот еще кино снять — это вряд ли. Это только в Нью-Йорке или Голландии реально. К тому же рынок анимационной рекламы у нас в стране (за редким исключением) пока еще крайне не развит, да и, честно говоря, не дорос еще до сотрудничества с такими мастерами. Бывает еще, конечно, на свете такое явление, как «меценатство», но наши «меценаты» пока что не спешат финансировать анимацию, слишком уж это долгое и камерное искусство. Спасибо, хоть на фестивали деньги дают.

И тут я как раз возвращаюсь к своему несостоявшемуся диалогу с государством в лице премьер-министра нашей страны и лидера правящей партии Владимира Владимировича Путина.

Владимир Владимирович, вот Вы сказали в своей беседе с народом, что «футбольные поля, несмотря на кризис, строиться будут...». А не думаете ли Вы, что настоящие добрые мультфильмы не менее важны для воспитания подрастающего поколения нашей великой страны, чем футбольные поля? А то уже и так целый год государство анимацию не поддерживает, а теперь в связи с кризисом обещают, что и этого не будет...

Ну и напоследок о «Пилоте» и «Горе самоцветов». «Гора», по моему мнению, — проект уникальный во многих смыслах и крайне успешный, несмотря на ограниченность проката и телетрансляций. Успех проекта доказывают хотя бы его многочисленные клоны, возникшие как у нас в стране, так и в странах ближнего зарубежья.

А уникальность «Горы», применительно к теме нашей статьи, на мой взгляд, заключается в том, что гений Татарского придумал, как соединить несоединимое. Ведь «Гора самоцветов» — это и коммерческое кино, и авторское в одном лице. С одной стороны, это вполне себе форматный телесериал, но состоит он из авторских фильмов! С другой стороны, создается он при господдержке, но имеет и коммерческий потенциал: DVD расхватывают, как горячие пирожки, да и Первый канал купил права трансляции, (жаль, правда, что показывает редко). И огромное спасибо государству, что оно поняло значимость проекта и все эти годы его поддерживало. И крайне обидно, что сейчас эта поддержка прекращена (как, впрочем, и всех остальных студий и проектов). Остается только надеяться, что это временное явление.

Конечно, режиссеры и аниматоры студии не пропадут, не вместе, так по отдельности мы переживем и этот кризис, слава богу чего-то умеем и не из таких передряг выпутывались. Но это означает, что студию как единый организм, когда все наладится, опять придется создавать заново. Сколько же можно воссоздавать?! Мы бы лучше фильмы снимали! Именно поэтому сейчас я готов обращаться за помощью к кому угодно, и к премьер-министру, и к президенту, и к олигархам, и к любым другим потенциальным инвесторам.

И в заключение хочу сказать, что мнение, изложенное в этой статье, это только мое мнение, режиссера студии «Пилот» Сергея Меринова. Выступаю я здесь только от своего имени. Но все-таки надеюсь быть услышанным. Наверное, все изложенное очень субъективно, наверное, я во многом не разбираюсь, но ведь я не продюсер и не чиновник, а режиссер и педагог, мое дело фильмы снимать и аниматоров учить, чем я и займусь опять, как только закончу писать эти строки.

Ну, уж извините все, кого я ненароком обидел, смолчать не смог. Душа болит за дело жизни!