Плимптон: «Меня не волнуют мнения критиков»

Билл Плимптон — крупная фигура в международной анимации, можно сказать классик, и самый известный независимый режиссёр анимационных фильмов Америки.

Он родился в Портленде, штат Орегона, в многодетной семье, и до сих пор благодарит Орегонский дождливый климат за то, что тот выработал в нем склонность к рисованию и развил воображение, поскольку играть на улице было слишком сыро. В 1964 году Билл окончил школу и поступил в Портлендский Университет, где был членом кинематографического общества и частенько рисовал постеры. В 1968 году Билл переехал в Нью-Йорк, год проучился в Школе Визуальных искусств, после чего в течение 15 лет занимался иллюстрированием и комиксами.

Всю жизнь Билл обожал анимацию. Когда ему было 14, он написал Диснею, послал ему свои комиксы и предложил услуги аниматора. Ему ответили, что он слишком молод, и свой первый анимационный фильм он сделал только в 1983 году.

 Для кого ты работаешь, прежде всего  для себя или для зрителей? Кто твои зрители? Ты их себе представляешь?

— Я думаю, что зритель это самая важная часть в процессе создания моих мультфильмов.

Если фильм не имеет успеха у зрителя, это же полный провал. Меня не волнуют мнения кинокритиков, фестивальных жюри, дистрибьюторов и продюсеров. Окончательно решение по поводу того, хорош ли мой фильм или нет, выносит самая обыкновенная зрительская аудитория, и ее мнение для меня наиболее важно. Да, конечно, мне нравится работать над фильмами, которые весело делать, так же необходимо, чтобы мне нравился сам процесс работы над очередным проектом, но при этом я всегда думаю, о том, что же скажет по тому или иному поводу мой зритель. Понравится ли ему, или же нет? Это очень важная часть механизма моей работы.

 Осуждение или поддержка коллег после очередного фильма для тебя важны?

— Коллеги по анимационному цеху — это часть моей зрительской аудитории и очень важная ее часть, особенно те люди, которых я уважаю, чьи фильмы мне нравятся, чьи творения талантливы и изобретательны. Как правило, еще до того, как я заканчиваю работу над очередным фильмом, я показываю его своим коллегам-аниматорам, и во время обсуждения они говорят мне, что в фильме работает, а что —нет. Что смешно, а что скучно. Это очень хорошая «проверка на прочность» и на зрительскую реакцию.

 Признание и успех твоих фильмов за рубежом ощущаешь?

— Как это ни странно, но дела у меня за рубежом идут гораздо лучше, чем тут, в Штатах. Самым большим спросом мои фильмы пользуются на Европейском Телевидении. Если говорить о странах, то мое творчество наиболее популярно во Франции, Испании, Израиле, Германии, а так же в Корее. Там меня любят гораздо больше, чем дома, но сейчас ситуация потихоньку начинает меняться, так как на мои американские показы приходит гораздо большее число людей, чем раньше, и имя «Билл Плимптон», вроде как, начинает что-то значить для них. Надеюсь, со временем Америка станет большой частью моей аудитории.

 Как ты считаешь, почему ты больше популярен за рубежом, чем дома?

— Для меня это загадка, но у меня есть несколько предположений на этот счет. Дело в том, что во Франции, да и вообще в Европе, придерживаются теории, по которой лишь один человек, только один талант стоит за всем кинофильмом, и это там очень важный концепт, под который я идеально подхожу. Я сценарист, режиссер, аниматор и продюсер в одном лице, плюс к этому сам делаю раскадровки, задники, общий дизайн, иногда даже музыку и звук. Все это более подходит европейской аудитории, нежели чем американской, к тому же мои фильмы нацелены на взрослого зрителя. У Америки, как мне кажется, проблемы с анимацией для взрослых, которая тут до сих пор не воспринимается должным образом, в отличие от Европы. То же самое и с комиксами. Если зайти в европейский магазин, торгующий комиксами, то там, в основном, предлагают товар для взрослых, а комиксов для детей почти нет. Тут же, в Штатах, все наоборот — выбор комиксов для взрослых очень мал.

Думаю, что переход к принятию комиксов и анимации для взрослых в Америке займет долгое время, и радует то что он уже начался. Выходят кинофильмы, нацеленные на взрослую аудиторию и основанные на комиксах, такие как «Бэтмэн», «Спайдермэн», «Хэллбой», так что я считаю, что Америка вскоре окончательно поймет, что комиксы и анимация — не только для детей.

 Как давно ты увлекся анимацией? Где учился профессии?

— Я начал заниматься анимацией относительно поздно. Когда я был еще совсем маленьким, в возрасте трех-четырех лет, я уже знал, что хочу делать комиксы и быть аниматором. Я смотрел мультфильмы по телевизору, и это было лучшее, что я видел, так что захотел я стать аниматором в очень раннем возрасте, но стал им значительно позже. Когда я учился в колледже, в штате Орегон, там не было анимационных курсов, так что я взял курс по кинематографу и попытался сделать анимационный фильм, что закончилось полным провалом по причине моего незнания технических аспектов процесса съемки. Потом я поступил в школу Визуальных Искусств, но и у них тоже не было анимационных классов. Меня выводило из себя отсутствие возможностей научится тому, как делать анимацию. И только в 1983-м году, во время работы над фильмом под названием «Бумтаун», я познакомился с женщиной по имени Конни Дантоньо, которая была одним из продюсеров этого фильма. Она-то и рассказала мне про все технические аспекты создания анимационного кино. Я на тот момент умел анимировать, мог рисовать как кто-то там бегает, прыгает, и тому подобное. Что же касается технической стороны, то тут я был полный профан и понятия не имел о том, как с работать с целлулоидом и камерой. Благодаря Кони, я научился азам технической стороны анимации, и понял, как самому снимать анимационное кино без большой студии и денег. Результатом стал фильм «Your Face», имевший грандиозный успех.

 Идеи новых фильмов приходят чаще, чем ты их осуществляешь? Не приходится мучиться в поисках новых тем или сюжетов?

— У меня дома огромный шкаф, ящики которого полны записанными мною идеями и гэгами. Я ведь в течение 15 лет занимался комиксами и иллюстрацией, и еще тогда гэги коллекционировать начал. Конечно, идеи приходят гораздо чаще, чем я их осуществляю, в этом шкафу их не на один фильм.

 У тебя есть своя постоянная команда?

— Постоянной команды нет, люди приходят и уходят, но есть два человека, которые со мной уже в течении многих лет — Бильана и Джон.

 О чем твой новый фильм?

— Новый фильм будет о ревности, пока он находится в стадии разработки, думаю я закончу его года через два-три. Даже названия ему пока не придумал. Мы только что закончили полнометражное кино «Idiots and Angels», в котором звучит музыка Тома Уэйтса, Моби и Пинк Мартини. Фильм на данный момент успешно катается по фестивалям.

 Будет ли прокат? Ожидаешь ли коммерческий успех?

— На подобные вопросы можно ответить только: «Будем надеяться».

 Как собрать в Америке деньги на полный метр?

— Свои полнометражные картины я финансирую сам. Как это ни странно, короткометражки делать гораздо выгоднее в финансовом отношении. Я просто беру деньги, заработанные короткометражными фильмами, и вкладываю их в свой полный метр.