О душе и свете

Наверное, каждый из нас хотя бы раз думал о какой-нибудь вещи, как о чем-то живом с собственными чувствами.

Люди всегда наделяли неживое душой и в стародавних сказках, и в книжках, и в фильмах, и, разумеется, в мультфильмах. А для японцев и вовсе привычно считать, что все сотворенное природой является вместилищем священных духов и божеств-ками, а созданное человеческими руками оживает благодаря любви и труду своего создателя или хозяина.

Именно так своим искусством оживил для зрителей героев авторского фильма японский режиссёр, сценарист и аниматор Сукэгава Юта. В 2010 году он снял короткометражный анимационный фильм «Свет», который собрал большое количество наград на различных фестивалях, в том числе на Большом фестивале мультфильмов, проводившемся в Москве в 2012 году.

Жертвенность проходит через всю картину красной нитью — она видна даже в последней сцене, где цветок отчаянно пытается подтянуться поближе к своему упавшему другу, рискуя порвать свой тонкий стебелёк.

«Свет» — это одна из двух самых известных работ этого замечательного режиссёра. Оригинальное название фильма же звучит как 灯花 — Touka. Как япониста меня очень привлекла заключенная в названии игра слов. Название состоит из двух иероглифов — 灯 и 花. Первый означает «фонарь, лампа», а второй — «цветок», что напрямую отсылает нас к самой истории. И в то же время эти два иероглифа, прочитанные вместе, будут созвучны японскому слову 灯火 Touka, что и переводится как «Свет». Удобно, когда твой язык может передавать смыслы не только словами, но и их формой, не правда ли? Добавляет какой-то особой глубины, невыразимой простыми словами.

Всего фильм длится чуть больше семи минут. И за это время нам показывают трогательную историю о старом сломанном фонаре, застрявшем где-то посреди заснеженной Японии. Кому нужен такой фонарь, который уже и со столба своего свалился, и висит на тонком проводе? Вот-вот ведь оборвётся и упадёт. Да и какой от него толк, если светит он прямо в землю? Однако луч света и тепла совершает маленькое чудо, и посреди суровой зимы на поверхность пробивается маленький и трепетный цветок.

Кто главный антагонист этого фильма? Наверное, это в первую очередь враждебный внешний мир. Холод, ветер, снег лишь одни из его проявлений. Непогода становится метафорой жизненных невзгод, которые падают на плечи людей и с которыми многим не под силу справится в одиночку. И именно в такой момент важно, чтобы рядом был кто-то, кто может тебя поддержать и защитить, как фонарь защищал цветок до последнего момента.

Этот фильм, в первую очередь, о любви. Но о любви не только романтической, ведь любовь — это что-то несравненно большее, выходящее за любые рамки, это что-то, что ни в коем случае нельзя подставить под какие бы то ни было шаблоны и на что нельзя нацепить ярлыки «настоящая любовь» или «ненастоящая любовь». И именно поэтому я увидела в этом фильме не только романтику, но и поразительную силу искреннего чувства, которое может связывать не только возлюбленных.

В конце концов, разве нельзя представить на месте фонаря и цветка, например, родителя и ребёнка? Ведь цветок появился на этот свет благодаря фонарю, расцвёл под его тёплым светом. Разве не жертвуют родители так же собой ради блага своих детей? Конечно, жертвуют. Можно здесь увидеть и дружескую любовь, и братскую — сколько на свете человеческих тёплых взаимоотношений, столько и вариантов любви можно здесь найти. Каждый увидит её немножечко по-своему, сквозь призму своего личного опыта. Он не о том, КТО любит. Он о том, КАК любят. И жертвенность играет здесь не последнюю роль. Жертвенность проходит через всю картину красной нитью — она видна даже в последней сцене, где цветок отчаянно пытается подтянуться поближе к своему упавшему другу, рискуя порвать свой тонкий стебелёк.

Я бы искренне посоветовала посмотреть этот фильм каждому — и взрослому, и ребёнку. Эта история об оживших фонаре и цветке способна затронуть струны души внутри любого. Без слов, без привычных нам лиц и мимики, в духе, свойственном японской анимации, он расскажет вам красивую зимнюю сказку о великом человеческом чувстве, способном растопить любой лёд.