День жизни Илая

Израильского солдата во время службы на палестинской территории провоцирует местный мальчик на погоню, в которой исчезает грань между преследователем и преследуемым, между реальностью и воображением.

Смелая мистическая фантазия «Илай» (ELI) молодых израильских режиссеров Саги Альтер (Sagi Alter) и Рют Элад (Reut Elad) продолжает исследовать болезненную тему многолетнего противостояния двух древних народов в лице израильского солдата и палестинского мальчика.

Красивое и редкое имя еврейского солдата Илая выбрано не случайно и означает «превосходный» или «преисполненный», а главное, именно так именовался Ахохиянин — один из главных и храбрейший из воинов царя Давида.

К слову, в историческом аспекте Давид — не только второй царь в период объединения Израильского царства, но и отец легендарного Соломона, при котором обширное еврейское государство от «реки египетской до великой реки Евфрата» вступило в фазу своего мирного существования и наивысшего расцвета, поэтому элегантная отсылка к тому времени является прямым авторским указанием на важность экстраполяции национального исторического опыта на современность.

Царь Соломон:  «Ненависть возбуждает раздоры, но любовь покрывает все грехи».

Одновременно авторы фильма символично обозначают воина с потребностью всегда и везде доминировать независимо от оправданности такого стремления в конкретной ситуации.

Это противоречие открывает путь к внутренней дискуссии о подходах в преодолении нынешнего общественно-политического кризиса в отношениях двух народов.

И всё же символизм фильма, прежде всего, проводит линию из сегодняшнего дня с его военным положением между соседними народами в будущее, когда молодая государственность Палестины должна вырасти вместе с этим мальчиком, что пока только бросает игрушки в солдата армии Израиля.

И, конечно, очевидно всем зрителям, что всякое преследование будущего не имеет никакого смысла в настоящем, и лишь может вызвать ответную реакцию, которую авторы предпочли показать через нападение мистических теней, сорвавших с солдата военную форму и лишивших его оружия.

Дальнейшее сюжетное развитие, включая падение в глубокий колодец времени, и обнаружение ключа от двери к изначальной обители материнской любви и заботы, выводят зрителя на понимание заключительной картины авторского видения проблемы.

В финале же еще более драматично демонстрируется зрителю, что собственное оружие воина окажется им направлено против себя же...

Но, уважаемый зритель, это всего лишь мой субъективный взгляд, а фильм хотя бы раз лучше увидеть самому, чтобы искренне впечатлиться профессиональной и гражданской зрелостью авторов наравне с качеством его исполнения, и составить мнение собственное.

Источник: Смотри: 'ELI' (ФААФ)