На метр от себя самого

Четвертая конкурсная программа фестиваля "Аннеси-2008" и первая внеконкурсная. Ну и, наконец, завершим разговор о короткометражках в Аннеси нынешнего года. В этот раз считается, что программа короткого метра вышла маленькой – всего 4 сеанса, поскольку мало было достойных претендентов, а отбор тут традиционно жесткий.

Но я все равно не всегда понимала, почему одни фильмы все же оказались в конкурсе, а другие, на мой взгляд, куда лучшие, причем весьма именитых авторов (вроде Максимова или Ямамуры), попали лишь во внеконкурсный показ. Ну, ладно, я, возможно, чего-то не понимаю, да и вообще искусство вещь вкусовая. Так что приступим к рассказу о четвертом конкурсном показе.

«Другое бытие» - полутораминутный первый фильм иранского режиссера Машаалла Мохаммади. Очень минималистическое черно-белое кино, в этой бедности даже что-то есть. Человек идет по краю воды – причем изображение сдвинут под самый верхний край кадра в виде черных кривеньких ниточек. Потом звук выстрела, человечек падает и в воде уже появляется красный цвет крови и какие-то условные рыбки. Был и нету.

«Кошки мышки» (по-моему, так правильнее, а не «Мышь и кот», как французы перевели) – польского режиссера Мариуша Вильчински. Странное, затягивающее и, одновременно, ужасно затянутое кино про любовь кота и мышки. Затянуто (21 минута в которых дикое количество повторов) – явно намеренно, чтобы еще больше усилить ощущение ежедневной провинциальной тягучей жизни, плюс добавить абсурдности. Мышка – жена, ждет мужа каждый день, ужасно тоскует, ничего не делает, каждый день похож на другой. Все это долго-долго, графика выразительная, причем рисунок сделан прямо на пленке. Есть очень точные детали. Потом – она нехотя изменяет мужу с каким-то надоедалой, брутальный кот уходит, потом убийство. Причем, создается какое-то странное ощущение, что все это ретро – шляпы, катушечный магнитофон и т.д. – подразумевает, что то же самое можно было бы снять таким стильным психологическим ретро-фильмом (он, возможно, даже на что-то конкретное намекал). А из-за того, что тут не люди, а нарисованные кошки-мышки, все выглядит гораздо ироничнее и пародийнее, хоть мышку все равно жалко. Сразу представляется в ее роли какая-нибудь тоскующая дива-блондинка.

«На краю» - первый фильм украинцев Артема Сухарева и Никиты Ратникова, вполне прилично сделанная трехмерка, хотя сам фильм очень невнятный. Речь про фигуриста, который, падает во время тренировки и вдруг представляет себя оголтелым водителем огромного мчащегося трейлера.

«Посадочные огни» англичанина Грэхэма Янга – тоже 3D-анимация, всего 4 минуты, но очень однообразно, хоть и красиво показывается, как самолеты приземляются, словно привидения проходя сквозь дома.

«Атака на Токио» - минутная пародия японца Синдзи Кимура про то, что инопланетяне решили атаковать землю, но все закончилось тем, что им не открыли дверь в квартиру. Вот она, кстати, по-японски.

«Шаман» - датско-французский фильм Люка Переза про то, как юноша стал шаманом. Не слишком запомнился, разве что хорошей живописью.

«Оператор» - англичанин Мэтью Уолкер снял смешные полторы минуты: человек звонит по телефону и просит Бога. Его соединяют, и он ведет какой-то незначащий разговор про то да се (мы слышим, понятное дело, только его). Заодно спрашивает, нельзя ли прекратить дождь, и дождь за окном тут же выключается.

«Рай» - канадец Джесс Розенсвит забавно сделал фильм с металлическими куклами, которые движутся на штырьках по заранее проложенным дорогам – как в настольном хоккее. Сама история довольно стандартная: муж с женой вот так живут по-заведенному, каждый день одно и то же: яичница, поцелуй, работа. Потом жена пробует мужу предложить как-то изменить жизнь, но он ничего не слышит. Она уходит, а он сначала сбивается с колеи, но потом продолжает жизнь так, будто она осталась.

«Skhizein» - понятия не имею, что означает это слово, а фильм снял тот самый чудесный француз Жереми Клапен, который снимал «Позвоночную историю». Это компьютерные 3D и 2D. Он шел опять от забавного пластического хода – получилось парадоксальное кино про то, как в человека ударил метеорит и после этого он стал жить на 91 см от самого себя. То есть сидеть может за метр от стула, трубку взять не там где ее видит, а в стороне. И он с большим трудом учится координировать движения, чтобы как-то жить дальше, рисует все предметы на метр от реальных на стенах и так далее. Смешной такой маленький человек с огромной круглой головой. Кончается тем, что в него опять ударяет метеорит и его разрыв с самим собой увеличивается и «углубляется» еще больше. Кстати, этот фильм получил приз публики.

На внеконкурсную программу короткого метра я сходила только однажды, но она произвела на меня такое депрессивное впечатление, что я с тех пор предпочитала выбирать другое. Возможно, напрасно. Дело в том, что с самого начала пошли фильмы про всяких насекомых, гадов и вообще непонятных существ, которые друг друга жрали. Типа японского фильма «Пожираете ужин», где десять минут всякие непонятные, но очень декоративно нарисованные существа вроде насекомых или личинок, друг друга радостно съедали (реж. Мираи Мизуе). И еще какие-то мучительные «Слоновьи девочки» американца Давида Лобстера со всякой 3D-дрянью, которая тянется из стен, подступает к ногам двух сидящих на диване девочек (тоже ужасненьких) и всячески рвется их и все прочее уничтожить. Правда в этой программе был «Дождь сверху вниз» Вани Максимова и «Король забывает» Вероники Федоровой, но в таком контексте они смотрелись чужеродно и диковато. Кстати, еще в этой программе был очередной прикол от Ньето (такой французский весельчак, который снимает фильмы, поначалу похожие на обычные лекции молодого «профессора Ньето» перед студенческой аудиторией, а потом там что-нибудь сходит с ума). В этом доказывалось существование кроликов-садомазохистов. И смешное «Танго Финляндия» (реж. Ханну Лайунен и Томи Риионхеймо) - пиксиляция про двух финских жлобов, которые с тоски в кабаке не то дерутся не то танцуют. Лица там что мужчин, что у продавщицы очень выразительные. С большой самоиронией снято. Этот фильм был у нас, кажется, на Кроке. Еще в этой программе был английский социальный ролик про «Шоковую доктрину» в связи с современными бедствиями и катастрофами. И французское «Сердце Амоса Клейна», где во время операции на сердце перед человеком несутся памятные ему фрагменты израильской истории. Единственное из нового, что в этой программе было любопытно, хоть и не бог весть - франко-бельгийская «La Vita Nuova» (реж. Кристоф Готри и Арно Демуинк) - черно-белое кукольное кино в декадентском духе про влюбленного поэта.