Большие проблемы и маленькие примирения

Продолжим про фильмы из конкурсной программы короткого метра фестиваля «Аннеси'2008».

«Так и не созданные портреты на Святой Елене» — первый фильм француза Седрика Виллена, он и получил приз за лучший дебютный фильм. Это выглядело весьма неожиданно, поскольку сюжет о том, что до нас, в сущности, не дошло ни одного объективного портрета Наполеона, — скорее остроумное концептуальное видео-высказывание, чем анимация. В лапидарных, ярких и очень четких, как схемы и планы картинках с большим количеством текста, одновременно подражающего и пародирующего учебное научно-популярное кино, рассказывается про то, что хоть Наполеон и не дожил до фотографии, возможность зафиксировать точно, как он выглядел, была, но ее упустили.

«Бензопила» Денниса Тупикоффа из Австралии (его предки, как и можно предположить, действительно выходцы из России) призов не получила, но у этой картины с весьма закрученным душераздирающим сюжетом было много поклонников. Тупикофф снимал фильм с помощью ротоскопа, копирующего движения живых актеров (у нас такая технология называется «эклер» по названию использовавшегося для этих целей аппарата). К этой технике в среде аниматоров принято относиться с некоторым высокомерием, хотя замечательных фильмов, сделанных с ее помощью, в том числе и в классической советской анимации, немало.

Будучи художником, Тупиков перевел весь рисунок в резкую графику с контрастными ослепительными цветами в духе этой, основанной на реальных событиях, южной истории о страсти, измене, мести и смерти. Речь идет о семейной паре: влюбленном муже-лесорубе и скучающей красавице-жене, которая изменяет ему с знаменитым тореадором. Возвращаясь домой с работы, муж слышит страстные стоны из окна, подпиливает бензопилой основание дома так, что тот рушится вместе с любовниками. А потом возвращается в лес, выкашивает из деревьев поляну в виде сердца и «зарезывается» пилой сам.

История, конечно, впечатляющая, но я не поклонник такого нарративного кино — ни когда история излагается впрямую, ни когда начинаются несколько пошловатые метафоры, вроде этого самого леса, вырубленного в виде сердца или прекрасных глаз жены, которые лесоруб видит в небе перед смертью.

«Джон и Карен» англичанина Меттью Уолкера — совсем простое, но какое-то удивительно обаятельное кино, а длится всего три с половиной минуты. Рисованная история, где, в сущности, ничего не происходит: полярный медведь пришел к крошечной пингвинихе просить прощенья. За что — не очень ясно и проскальзывает где-то на периферии разговора, кажется, он как-то некстати сказал, что она плохо плавает и ловит рыбу.

Вообще, разговоров почти нет, но все полно очень значимых деталей: как он пришел, как ей это неприятно, но она вежливо предложила сесть и чаю с печеньем. Как он ест печенье, и крошки сыпятся изо рта, и ее это тоже раздражает, но она молчит и ждет слов от него. Разговор очень тихий, как между старыми друзьями или бывшими любовниками, у которых большое совместное прошлое. И как в конце она его прощает — не словами, а просто ясно, что обида исчерпана.

«Пальто» — первый фильм Орланды Лафоре, француженки, работающей с куклами. Тут тоже просто история без чудес: молодая женщина, отец которой не так давно умер, вдруг получает его чемодан, когда-то потерянный в аэропорту. Найденное там папино пальто она вдруг начинает считать самим отцом, любящий муж сдает ее в психушку, но потом понимает, что ей там плохо, а выздоровления все равно не происходит, и забирает жену домой, соглашаясь принимать пальто за своего тестя. Сами по себе куклы неплохие, но анимация несколько топорная.

«Потому, что ты великолепен» — трехмерный фильм Брента Дейвеса из Южной Африки. Совсем непритязательная история про кабана, который пытается выглядеть львом и гордо выступает под музыку, но постепенно теряет и искусственную пышную гриву и пушистый хвост. Не бог весть какое кино, видно, что стилистически и по характеру шли от кабана Пумбы из «Короля льва», но нет амбиций — нет и претензий.

«Мой маленький ангел» — первый 3D-фильм американца Брайана Ларсона. Забавно и хулигански придуманная история про мальчика и собаку.

Ангел сообщает, что когда мальчик делает что-то плохое, то он, его ангел, падает и умирает. Мальчик вместо того, чтобы стать хорошим, начинает развлекаться тем, что, мучая собаку, любуется, как на землю все время грохается его ангел (все тут происходит в условном пустом пространстве без деталей и герои похожи на резиновые игрушки). Кончается, понятно, тем, что на землю шмякается ангел собаки.

«Морана» — тоже трехмерный компьютер, теперь из Хорватии, фильм, сделанный в копродукции с Францией. Его режиссер Симон Богоевич Нарат не так давно снял фильм «Левиафан», завоевавший множество премий (включая и диплом русско-украинского «Крока»). И у нового фильма тоже судьба удачная — в Аннеси он был отмечен престижным «специальным упоминанием» жюри, вместе с «Куклой Берни».

Мне он показался не слишком внятным и, одновременно, несколько назидательным (впрочем, в «Левиафане» то же было). Поскольку Морана – славянская богиня зла, зимы, темноты и др., то речь и идет о последних темных временах. Но не совсем понятно каких – сначала человек с по-индейски раскрашенным лицом и в каком-то этническом костюме бежит в толпе странновато выглядящих диких зверей. А потом, когда он устраивает передышку и засыпает, ему снится, что он клерк среди урбанистического мира, тоже погруженного в какой-то хаос – не то войну, не то революцию (правда, кто кому из них снится, можно спорить). По рисунку все немного сдвинуто: вроде бы реалистическое, но одновременно носатые карикатурные лица и т.д.

«Кошкины выводы» (не уверена, что правильно перевожу) — режиссера Макото Шинкаи. Бесхитростный одноминутный фильм — обида кошки, которую, вроде, все любят, но в семье, где она живет, все мимоходом на нее наступают и всё подобное. В общем: «доктор, меня все игнорируют».

«Та, что измеряет» — работа тоже хорвата Велько Поповича, 3D, первый фильм, и тоже уже замеченный — получил приз ФИПРЕССИ, что считается важной наградой. Мне, честно говоря, он не слишком понравился — слишком прямолинейный и пафосный, но, с другой стороны, режиссеру нет 30-ти и такая запальчивость в адрес общества потребления, оболванивающих медиа и прочего — в порядке вещей.

Персонажи этого фильма шли цепочкой вслед за макдональдовским клоуном, толкая перед собой магазинные тележки с покупками и изредка нагибаясь, чтобы поднять выпавшее. Все они были в одних трусиках, а лица им закрывали круглые щиты с телеэкраном, на которых беспрестанно шла реклама, так что шли они, как слепые, а поскольку снаружи на щитах-экранах были нарисованы смеющиеся рожицы, то со стороны казалось, что идут веселые человечки. Был тут и герой, случайно выпавший из общей вереницы, он решил поинтересоваться жизнью вокруг и пытался выбить из «очереди» себе пару, но ничего не вышло — та, которая лишилась экрана, только испугалась.

На этом все о третьей программе. Осталась еще одна конкурсная программа в коротком метре, и перейдем к другим категориям.