Филин-мститель и людоеды

Про короткий метр в Annecy. На очереди вторая конкурсная программа. Рассказывать буду обо всех фильмах по порядку, кроме совсем бледных, что из-за невзрачности даже не запомнились.

«Вибрирующий Гуджарат» — реж. Михир Упадхьяя (Mihir Upadhiaya) — минутный индийский фильм, где на черном фоне бьют красной линией нарисованные барабанщики. Надо сказать, когда «индийская карта» нынешнего Аннеси разыгрывалась в спецпрограммах, собранные вместе, картины из Индии смотрелись с точки зрения сегодняшней анимации весьма наивно. Но когда они были растворены в общей конкурсной программе, режиссеры со сложнопроизносимыми фамилиями не выглядели хуже других.

«Дайте им вырасти!» (по-французски, опять же, почему-то называется «Поливайте их хорошо!» — реж. Кристель Сутиф из Франции. Пластилин с компьютером. Не бог весть как сделано, здесь упор на саму историю: это антиглобалистская сатира про фермера, который никак не может уберечь свою кукурузу, но фирма, которая обещает ему золотые горы, делает так, что кукуруза не только отгоняет вредителей, она и фермеру не дается. К тому же растет прямо с логотипами, имеет, как жвачка, любой привкус, кроме кукурузного и так далее. Жаловаться некому, кончается все плохо.

«Старый, старый, очень старый человек»  Элизабет Хоббс из Британии. Это рисунок чернилами и, наверняка, выразительный. Но показ был настолько ужасный (оказывается, даже в Аннеси такое бывает), все так плыло, что видны были одни синие чернильные кляксы без тонкостей. И история про 150-летнего старика, которому король решил справить юбилей, а старик там и умер, — совсем была убита.

То же случилось и с еще одним британским фильмом «Кейт Рейнольдс не может сделать это сегодня вечером» (по-французски — не вернется) режиссера Феликса Масси. Тоже фильм убит из-за некачественного показа. А снят он был, между тем, в намеренно примитивной манере. Такая офисная история, где показан дом в разрезе, выглядящий почти как план — двери, лестницы, лифт и герои из палочек с кружочком-головкой. Тут развивается служебная история ревности и убийства, парадоксально сочетающаяся с этими схематичными человечками.

«Опыление» — реж. Давид Монтгомери из Америки. Фильм, посвященный американской художнице Джорджии О’Киф, которая много рисовала цветы. И сняты в сложном движении всякие пестики-листики-тычинки (кажется все-таки настоящие), и все такое влажное, с пушком и т.д., что производит невероятно эротичное впечатление. Вспоминается знаменитая фотосерия Татьяны Либерман с разрезанными дынями.

«Переход» — три молодых китайских режиссера Ли Ксианг, Жао Бо и Хсионг Хсиао. Не слишком интересная трехмерка. Минутный фильм вроде социальной рекламы: человек стоит на переходе, а огромный робот считает, что ему все нипочем и идет на красный свет, и, конечно, тут же сбит машиной.

«Четыре»  режиссер Ивана Шебестова из Словакии. Это весьма любопытное кино, хоть и первый фильм. Такая живописная перекладка, где одна и та же загадочная история показана с четырех точек зрения. В центре  некая знаменитая певица, выступление которой должно состояться на платформе, уплывающей в море. И рассказ о трех женщинах и одном мужчине, которые из-за нее погублены. Упала в море на самолете женщина-пилот. Беременная жена полицейского узнала о любовнице, любовница приревновала к певице, мужчина погиб, а певица стала русалкой. Сюжетно, и все очень туго сплетено, картинка выглядит стильно, эффектно, с яркими локальными цветами. Действие немного заторможено, но что-то завораживающее в этом есть. Жалко ей призов не досталось.

«Тайная жизнь прячущегося филина»  реж. Майк Рауш, американец. Тоже первый фильм. Режиссер соединил реальные пейзажи с нарисованной птицей. Там был один эффектнейший момент, ради которого, видимо, фильм и делался. Сюжет состоит в том, что филин потерял свою жену  ее убил джип. И вот герой придумывает, как организовать катастрофу этого джипа, что-то где-то подкладывает, привязывает и сидит, спокойно ждет аварии. Крушение происходит, но мы его не видим, а только слышим грохот и видим неясное отражение в спокойных глазах филина  в темноте кружение красного огонька и др. Зал был под впечатлением и очень вопил и аплодировал такой находке.

«Свечение» — реж. Йо Лоуренс из Британии. Написано, что сняты куклы, но фигурки выглядят совсем плоскими, а вместо голов у них кружочки, на которых урезанные фотографии реальных лиц. Снято по рассказу двадцатых годов об одной из девушек, работавших на фабрике, где радием рисовали циферблаты часов. Девушка вдруг начала светиться синим и потом умерла. А потом, вроде бы, стала светящимся приведением.

«Дама на пороге» — реж. Хорхе Дайас из Испании. Фильм этот получил приз жюри, что весьма солидно, но сама я его никаких в нем особенных достоинств не вижу. Не кино, а чистый нарратив: 15-минутная 3D история по неизвестному мне детективному произведению Гастона Леру. Страшенный сюжет про то, как герой напросился в гости к своему давнему приятелю-соседу, очарованный его женой. И обнаружил, что и сам сосед теперь, и все его гости — обрубки без рук и ног. Они рассказали ему историю, как потерялись в море и, пока ждали спасения, отъедали друг от друга по куску. А когда герой возмутился (я не разобралась, почему) — они сделали с ним то же самое. Трехмерка тут выглядела грубо, персонажи, как часто бывает, когда в 3D делают реалистическое кино с людьми, — выглядели хоть и неплохо придуманными, но кукольными, двигались плохо, искусственно, так что оставалось думать, что жюри именно сюжет впечатлил.

Все это тем более странно, что трехмерная компьютерная анимация сейчас в общем потоке западного мультпроизводства практически победила все остальное. Фестиваль тут не показатель, на фестиваль отбирают лучшее и авторское, но наши аниматоры, которые, сидя в гостиничных номерах включали телевизор, только ахали: «Сплошное 3D!». В студенческих и дипломных фильмах тоже трехмерки больше, чем всего остального, и владеют этой технологией молодежь отлично, так что высокие оценки весьма корявого испанского фильма все же выглядели странно.

Впереди — Третья программа.