Дебют Алены Оятьевой

В июле 2007 года на знаменитой московской студии «Анимос» стартовал дебютный проект питерского режиссера Алены Оятьевой, снятый по мотивам сказки Д.Н.Мамина-Сибиряка «О том, как жила-была последняя Муха».

По сюжету это ни что иное, как трогательная история о том, как на чердаке в старом доме родилось, пережило свой недолгий век, состарилось и умерло самое распространенное домашнее насекомое.

Фильм-впечатление, как и рассказ писателя, заставляет через самые простые вещи взглянуть на мир глазами существа, от которого мы привыкли в лучшем случае раздраженно отмахиваться. Тем не менее, именно муха, вслед за героем песни Пита Мамонова «Серый голубь», всегда может сказать человеку «зато я умею летать!»... Да еще как, не то, что какая-нибудь зубастая моль, очень смешно в этом фильме предлагающей своим друзьям полакомиться хозяйскими шубами.

Фильм Оятьевой снимался в технике компьютерной перекладки, для которой использовалась программа «Авторефект». Художником-постановщиком выступила Виктория Кирдий, автор музыки Александр Гусев.

Но это не конец истории проекта, а лишь ее продолжение.

Спустя год после начала производства, когда 13-минутный мультфильм был практически сделан, у его автора возникли серьезные разногласия с продюсерами. Оятьева вынуждена переделывать свою работу в связи с изменившимися в процессе создания своего кино эстетическими и технологическими требованиями к конечному результату, и возникшими на этом фоне разногласиями между автором и продюсерами. Этот процесс характерен для многих художников, проявляющих все более перфекционистские черты по мере «врастания» в материал.

Приводить в пример великих мастеров, годами, а подчас и десятилетиями снимающих свои проекты, нет смысла, о них и так все знают. Правда, надо сказать, для дебютных лент это не характерно, скорее наоборот.

Послушаем, что говорит режиссер о своей работе: «У меня были большие сомнения в том, что с тремя компьютерами и командой, привыкшей работать под суперпрофессиональным руководством, а не с дебютантами, такими как я, удастся сделать полноценный фильм в заданные сроки. И моей ошибкой было согласие на те условия, что предложила студия. Собственно, тут была цепь всеобщего недопонимания, которая не позволила нам сделать все, что мы хотели и вовремя. Во-первых, я с самого начала была не удовлетворена картинкой. Разногласия с художником-постановщиком вылились в то, что мне пришлось обратиться к коллегам, в первую очередь к известному екатеринбургскому аниматору Андрею Золотухину, и к художнице Ирине Ковтун, которые приняли участие в работе уже после того, как исходный материал был сдан. Я не собиралась делать «работу без ошибок». Но, посмотрев на то, что получилось изначально, Золотухин предложил «план спасения». Мы решили обработать покадрово весь фильм в специально купленной нами программе, для которой Андрей написал соответствующий плагин. И дело пошло...»

Кстати, на фотографиях можно сравнить оба варианта картинки. Оятьева продолжает: «В одном случае перед нами простая и плоская картинка, в другом — живая, передающая пространство. Для меня и было главным — передать ощущение полета и увидеть мир глазами мухи. Теперь весь фильм необходимо обработать покадрово, чтобы он превратился в то, что мне было нужно с самого начала, и чего я год не могла добиться от моих коллег, просиживая на работе суткам...».

Таким образом, на сегодня существуют два варианта картины — тот, что остался на студии «Анимос» и тот, что Оятьева доделывает самостоятельно у себя дома. Соответственно, мы не знаем, какой конечный результат будет ездить по фестивалям и демонстрироваться на экране: сделанный в соответствии с договором, или с авторским замыслом. Надеемся, что все же авторский. Он явно лучше.