Трудности перевода

Есть один способ, который практикуют западные кинопрокатчики, чтобы проверить качество дубляжа своей продукции: они встают у кинотеатров после сеанса и опрашивают выходящих: "Как вам дубляж?". Если зритель недоумевает: "Какой такой дубляж? Я и не помню", значит, все в порядке. Высший пилотаж - когда работа мастеров перевода и синхрона остается незамеченной.

Многоопытный режиссер дубляжа Ярослава Турылёва, на счету которой десятки работ как в игровом кино ("Список Шиндлера", несколько "Джеймсов Бондов", "Малышка за миллион"), так и в анимации ("Побег из курятника", "Шрек"-1 и 2, новинка сезона "Десперо"), абсолютно согласна с таким критерием оценки.

- Когда идет слияние экрана с русским языком так, что человек сидит в зале и забывает, что это американское кино, ему ничего не мешает - значит, все в порядке. А если актеров подбирают, потому что их молодежь знает... Может, какой-то тусовке это и интересно. Но рассуждать так - огромная ошибка.

- Тем не менее озвучание мультфильмов становится модным развлечением для сегодняшних звезд.

- Это дурной тон и больное место в нашем деле. Для меня понятие "звезда" в актерской профессии не существует - зато есть понятия "хороший артист", "замечательный артист", "талантливый" и даже "популярный артист". И кому в голову пришло, что у нас в мультфильме должны быть звезды? Кто сказал, что должен быть знак равенства между, например, Дастином Хоффманом, и нашим Пупкиным, который числится звездой? Потом, когда сейчас говорят: “звезда сериала "пойди туда, не знаю куда", сразу возникает вопрос к людям, которые это произносят: "А почему, если человек сыграл главную роль, вы не пишете, как это сыграно, а сразу называете его звездой?".

- Вы когда-то отказывались от работы по идейным соображениям?

- От мультфильма "Би муви" и некоторых других я отказалась именно поэтому. С "Би муви" я провела пробы с актерами и западные продюсеры их утвердили. Но наши прокатчики заявили, что нужны только "звездные" фамилии - тогда, мол, зрители выломают все двери кинотеатров! Очень трудно убедить наших прокатчиков, что зрители не побегут на мультфильм только оттого, что на афише будет написана куча известных фамилий. Бегут тогда, когда мультфильм сам по себе смешной, интересный и добротно сделан.

- Кого-то из актеров удается отстоять?

- Лешу Колгана утверждали на роль Шрека со скандалом. В оригинале Шрека озвучивал Майк Майерс — актер невысокого роста. А Колган — человек завидной комплекции. И я посчитала, что Майерса в "Шреке" не хватает (это, конечно, моя наглость), а образ Колгана идеально ложится на эту картинку. Замечательно проходят пробы, и вдруг супервайзер из Америки пишет, что Колган им не подходит. Я отвечаю, что это лучший актер из всех, кто пробовался, и менять его я не буду. Надо отдать должное тому человеку - он уступил. И, кстати, потом американские прокатчики признались, что лучший мировой дубляж "Шрека" - российский.

- У вас, наверное, в голове целая картотека из голосов и образов?

- К сожалению, с картотекой сейчас стало плоховато. Вот, например, на сегодняшний день большая беда с принцессами. Трудно найти актрису с ангельским голосочком и физикой принцессы, а "пионерке" это сложно.

- А вы можете определить, подойдет актер на роль или нет, только по его образу, еще не слыша его голоса?

- Да, могу, потому что я очень часто подбираю актеров по его физике. В дубляже игрового кино важно не просто с выражением произнести текст, а повторить созданный актером на экране образ. Вот, возьмем Бориса Клюева: в мультфильме "Десперо" он озвучивает мышиного мэра. И его персонаж на самом деле очень похож на Клюева. А когда Валентин Гафт стоял в тон-студии и озвучивал свою крысятину, надо было за ним наблюдать и видеть: в какие-то моменты он преображался в своего героя.

- Кстати, Гафт легко согласился на роль крысы?

- Да. Его персонажа зовут Ботичелли - одно имя чего стоит! Кстати, Гафт признался, что никогда раньше не занимался мультфильмами, и на пробах с ним было очень тяжело: он копался сам в себе, что-то долго искал - у меня внутри все оборвалось, я думала: "Мама родная, как же мы будем с ним работать?". И вот он пришел, я дала ему прочитать то, что написано в креативном письме, рассказала, как я это вижу, показала ему сцену. И вдруг он говорит: «Ой, замечательный персонаж! А что ж вы сразу не сказали?». И когда мы начали работать, в каких-то местах я просто не дышала, думала: "Боже мой! Вот оно как!". Мы понимали друг друга с полуслова, и он в одну секунду сообразил, что ему делать с этой крысой. Это было замечательно.

- Кто у вас отвечал за главную роль — мышонка Десперо?

- Это Егор Бероев, и он меня тоже очень порадовал. Я с ним познакомилась, когда делала "Войну и мир" для второго канала. Он пришел пробоваться на Безухова, и я сразу сказала: "Егор - это не твое". Он не стал бы тем Безуховым, какой был на экране. Егор тогда заметил: "Я всегда так: как попробуюсь - меня не утверждают". И когда мы ему предложили роль здесь, он сказал: "Да меня ж все равно не утвердят!". Я ему говорю: "В этот раз утвердят! Я уверена". И кроме него мы никого и не пробовали.

- Ярослава Георгиевна, почему вы, закончив Щукинское училище, не стали делать карьеру на сцене?

- Я закончила училище в 1960-м и год проработала в театре Ленинского комсомола... Могу сказать только одно: я ушла сама, поняв, что не приспособлена для закулисья. Сейчас в театральное училище приходит народ, более подготовленный к локтевой жизни. А мы шли неприспособленные, с широко открытыми глазами. Педагоги не готовили нас к жесткости закулисья.

- Для вас это было столь неожиданно?

- Для меня это было неожиданно, хотя я родилась в киношной семье: папа в свое время был главным редактором Союздетфильма (теперь киностудии им. Горького). К сожалению, он рано умер, в 42 года, поэтому я с детства росла в дубляже — озвучивала детей и помогала зарабатывать на жизнь семье. В Ленком мы, молодые артисты, пришли “на костях” 27 человек, которых уволили до нас. Когда мне сразу отвалили роль героини, это, наверное, вызвало раздражение. Вот балерины иногда рассказывают, как им и стекло подкладывали в пуанты, и гвозди. И когда это говорит прима-балерина Большого театра, мне делается плохо. Но в то же время - она наступала на эти гвозди, прошла через все интриги и выдержала. Может, это правильно. Но порой ты понимаешь, что лучше отойти в сторону и освободить место этим гвоздям.

- Я слышала, что Алексей Баталов несколько лет назад на базе ВГИКа организовывал курсы дубляжа для актеров...

- Да, у меня работают несколько ребят оттуда. По-моему, в основном их учили синхронно попадать. Это сложно - надо обладать или очень музыкальным слухом, или темпо-ритмом, который ты ухватываешь. Но заниматься с ребятами надо было бы опять актерским мастерством.

- Можете, как профессионал, объяснить мне про два способа озвучки: закадровый и, собственно, дубляж — почему иностранные фильмы озвучивают по-разному?

- Закадр появился от безденежья, нищеты в кинематографе и на телевидении. Сели три человека, за полтора часа записали двухчасовую картину, и на этом все закончилось. Не надо ничего обрабатывать, текст — прямо из-под переводчика, не нужен никакой режиссер. Это беда. Ко мне все время приставали в Лондоне, куда я в 90-х годах неоднократно летала по работе: "У вас же дубляжа нет". И когда я им рассказывала историю советского дубляжа, они на меня смотрели как на сумасшедшую.

- Интересно, с чего начинается история отечественного дубляжа?

- Первый дубляж сделал Марк Донской - это был американский фильм "Человек-невидимка". Вместе с ним целый год работали три замечательных человека: редактор, театральный актер Потемкин (в "Коньке-Горбунке" Роу он играл воеводу), и лит-обработчик Гринкург. И в 1936-м на экраны вышел наш первый дублированный фильм.

- Вот есть мнение, что дубляж грубо забивает оригинал, и это ужасно.

- Как правило, 95% сидящих в зале английский в совершенстве не знают. Оставшиеся 5% могут взять кассету и "наслаждаться" оригиналом дома. Вот интересно: никто и никогда не требует для себя права читать, например, Дюма в подлиннике. Берут перевод как само собой разумеющееся, и никто не возмущается!

- Вы смотрите свои готовые работы на публике, в кинотеатре?

- Раньше я ходила, мне было интересно дыхание зала: как воспринимается кино, как зритель его чувствует. Однажды мне на плечи положили ноги сзади сидящие люди, которые пили пиво и хрумкали попкорном. Когда я сделала им замечание, одна девица произнесла: "Да? А мне так удобно". И я перестала ходить в кинотеатры. Кроме того, там плоховато еще и с аппаратурой: тот звук, что мы записываем в студии, и что получаем на выходе в зале — разные вещи. А еще пошла новая мода: если фильм длинный, его запускают на 25 кадров - он сокращается на 10 минут, но голоса актеров тоже изменяются. Голь на выдумки хитра. Только обидно, наша работа после такой придумки выглядит не лучшим образом.